LEG X FRET
Make Roma Great Again

Гай Марий

Багерман А.Я.

Гай Марий (157-86 гг. до н.э.) родился в 157 году до н.э. около Арпина, в деревне Цереаты в бывшей области вольсков. По-видимому, он происходил из всаднической деревенской семьи. Марии были наследственными клиентами Геренниев, но были связаны также и с домом Цецилиев Метеллов.

По словам Плутарха Марий с юных лет выполнял тяжелые работы, привыкнув легко переносить голод и жажду, зной и стужу. Когда Марий достиг призывного возраста, он поступил на военную службу, которую начал в Кельтиберии, где Сципион Эмилиан осаждал Нуманцию. Наблюдая за энергичным, упорным и трудолюбивым молодым человеком, Сципион уже тогда прочил ему блестящее будущее.

Мужской портрет, т. н. Гай Марий. Мрамор. Копия августовской эпохи с портрета II в. до н. э. Высота 34.5 см. Мюнхен, Глиптотека.

Биография

Политическая карьера Мария началась в 119 году до н.э., когда преисполненный надежд молодой человек обратился за помощью к Квинту Цецилию Метеллу и во многом благодаря ему добился должности народного трибуна. Через год после окончания полномочий Марий выдвинул свою кандидатуру на должность эдила, но провалился на выборах. Затем он исполнял должность претора, но и здесь не добился никаких выдающихся успехов.

Марий, выступая на гражданском поприще, не обладал красноречием и не имел огромных богатств, с помощью которых люди, пользующиеся в то время наибольшим почетом, вели за собой народ. Однако граждане высоко ценили его за постоянные труды и простой образ жизни (Plut.Mar.,VI).

Марию повезло, и он смог вступить в выгодный брак, взяв в жены Юлию, из знатного дома Цезарей, что значительно приблизило его к аристократам. В 111 году до н.э. начинается Югуртинская война (111-105 года до н.э.), командование в которой сенат поручает командование консулу Квинту Цецилию Метеллу. Марий отправляется на эту войну в качестве легата, но сам он считал, что обязан этим назначением не Метеллу, а счастливой судьбе. У Мария вновь появилась возможность в близкой ему стихии войны. В Африке он быстро завоевывает расположение солдат, “не избегая больших трудов и не пренебрегая малыми”.

“Для римских солдат самое приятное – видеть, как полководец у них на глазах есть тот же хлеб, и спит на простой подстилке или с ними вместе копает ров и ставит частокол. Марий по своей воле разделял с воинами все их трудности, чем снискал себе огромную любовь и уважение. Из лагеря в Рим все писали, что не будет ни конца, ни предела войне с варварами, пока Гая Мария не изберут консулом” (Plut.Mar.,VII).

Естественно, подобные настроения среди солдат раздражали действующего командующего армией, кроме того, Марий вынудил Метелла приговорить своего друга Турпилия к смерти. С тех пор они враждовали открыто, и, когда Марий заявил, что собирается выдвинуть свою кандидатуру на должность консула, Метелл всячески чинил ему препятствия, отпустив в Рим только за двадцать дней до консульских выборов. Прибыв в Рим, Марий обратился к собравшейся толпе, с нетерпением его ожидавшей, он просил дать ему консульство, возводя на своего бывшего покровителя, Метелла, множество обвинений и обещал захватить Югурту живым или мертвым.

Будучи избранным консулом на 107 год до н.э. Марий был назначен главнокомандующим римским войском в Нумидии. Перед отправкой в Нумидию, он и начал проведение своей реформы (или как думают многие современные исследователи, серии военных реформ). Он стал, вопреки обычаям, записывать в войско всех граждан, перестав руководствоваться имущественным цензом. Так было положено начало военной реформе. Военная служба привлекала массу обнищавших пролетариев, так как теперь у них появилась возможность регулярно получать жалование и подарки от полководца, а главное по окончанию срока службы безземельные воины могли получить свой собственный земельный надел. Кроме пролетариев, Марий пополнил войска вспомогательными отрядами, набранными у союзников, и стал созывать всех храбрейших солдат, которых знал по прежним походам, лично уговаривая поехать с ним тех, кто уже отслужил свой срок. Армия под его предводительством отправилась в Нумидию и война была завершена через два года, окончившись полной победой римлян. Преданный своим союзником Бокхом, нумидийский царь Югурта был пленен и доставлен в Рим, где его заключили в подземную тюрьму на Капитолии. При чем уже тогда Марий столкнулся с тем, с кем позже будет воевать за власть в конце своей жизни, а именно с молодым патрицием Луцием Корнелием Суллой. Сулла вызвался добровольцем для переговоров с Бокхом о предательстве им Югурты. Сулла блестящее справился с возложенным на него поручением, о чем на всю жизнь носил изготовленное по его заказу кольцо с гравировкой Бокх и Сулла сидят на стульях, а перед ними на коленях стоит связанный и плененный Югурта. Марий уже тогда начала подозревать Суллу в чрезмерных амбициях и жажде власти.

Мужской портрет, т. н. Гай Марий. Крупнозернистый белый мрамор. Эпоха Августа. Высота 0.34 м. Инв. № 1488. Рим, Ватиканские музеи, Музей Кьярамонти, XIX. 13.

Реформы Гая Мария

Обращаясь к истории Древнего Рима, мы можем заметить, что практически со дня основания города и до последних дней Западной Римской империи это государство воевало практически непрерывно. И нередко именно стойкость, мужество, боевая выучка и трудолюбие воинов спасало вечный город от гибели. Причина этих, поистине грандиозных успехов, кроется в том, что военное дело с первых дней существования римского государства стало одной из главных сфер жизни римского народа, отразившись на его характере и мировоззрении.

Но не только храбрость римских солдат позволила выжить изначально небольшому городу-полису в длительных и кровопролитных воинах. Талантливые полководцы вели за собой войско и часто личной доблестью решали исход сражений. Во многом именно их успехи позволили римской цивилизации занять достойное место на страницах мировой истории.

Гай Марий стал одним из таких полководцев. Своим упорством и трудолюбием он проложил дорогу к славе и почету, много сделав для защиты и укрепления римского государства. По свидетельству Плутарха, сам Цезарь часто стремился подражать Марию (Plut. Mar.,VI). Неординарность Мария, его талант военачальника и знакомство не понаслышке с бытом простых солдат во многом характеризует проведенные им военные реформы.

Будучи избранным консулом на 107 год до н.э. Марий был назначен главнокомандующим римским войском в Нумидии. “Война требовала от государства огромных материальных затрат и людских ресурсов, поэтому вопрос о рекрутах встал особенно остро”.1 Тогда Марий, вопреки обычаям

стал записывать в войско всех граждан, перестав руководствоваться имущественным цензом. Так было положено начало военной реформе, “продиктованной всей объективной экономической и политической обстановкой, сложившейся в римском государстве в конце II века”. Военная служба привлекала массу обнищавших пролетариев, так как теперь у них появилась возможность регулярно получать жалование и подарки от полководца, а главное по окончанию срока службы безземельные воины могли получить свой собственный земельный надел.

Кроме пролетариев, Марий пополнил войска вспомогательными отрядами, набранными у союзников и стал созывать всех храбрейших солдат, которых знал по прежним походам, лично уговаривая поехать с ним тех, кто уже отслужил свой срок.

«Подумайте только, квириты, - говорил Марий на одной солдатской сходке, - что вы выиграли бы, если бы вместо меня избрали кого-либо из этого почтенного сословия, имеющего длинный ряд портретов, украшающих их стены, но совершенно не опытного в военном деле… Сравните меня с ними. То, что они знают из книг или по слуху, всего этого я был свидетелем и действующим лицом. Что они хотят отыскать в книгах, я все это приобрел на практике. Я думаю, что все люди от природы равны, благороден тот, кто наиболее достоин. Меня не страшит, что они обвиняют меня в невежестве. Действительно, я не обладаю искусством устраивать пиршества, не держу у себя актеров и дорогостоящих поваров, я человек деревенский и простой…». «Что же до вас, солдат, - говорил Марий в заключение своей речи, - то помните, что вас я никогда не оставлю. Среди опасностей всегда буду вместе с вами и буду делить ваши труды. У меня с вами будет все общее…» (Sall. Bell. Jug., 85). Плутарх замечает, что высокомерные слова Мария вызвали больше всего нареканий со стороны самых знатных римлян. Народ же, привыкший звонкостью речей измерять величие духа, ликовал, слыша хулу сенату, и превозносил Мария как героя, этим побуждая его в угоду простонародью не щадить лучших граждан. (Plut. Marius., IX). Кроме того, Марий знал, что ему необходимо сдержать обещание, данное народу. Армия под его предводительством отправилась в Нумидию и война была завершена через два года, окончившись полной победой римлян. Преданный своим союзником Бокхом, нумидийский царь Югурта был пленен и доставлен в Рим, где его заключили в подземную тюрьму на Капитолии. “Шесть дней боролся он с голодом и до последнего часа цеплялся за жизнь, но все же понес наказание, достойное его преступлений”. (Plut.Mar.,VI)

«Марий». Мрамор. Республиканская эпоха. Инв. № MC 635. Рим, Капитолийские музеи, Новый дворец, Большой зал.

Незадолго до окончания войны в Африке, за свои военные успехи, Марий заочно был избран консулом на 104 г. до н.э. Возможно, нарушению традиции о 10 летнем перерыве между повторным избранием на пост консула, способствовал тот факт, что на Рим двигались армии его давних противников германцев – племена кимвров и тевтонов. Назначенный главнокомандующим в войне Гай Марий вновь полностью оправдал возложенные на него надежды.

Собрав войско, он прибыл в 104 году до н.э. в Заальпийскую Галлию, но германцы уже ушли за Пиринеи. Марий же придерживался строго оборонительной тактики, не выходя за пределы римских границ. Варвары тем временем потерпели ряд поражений в Испании и отхлынули на север, покорив все племена от Пиренеев до Сены. В области веллокасов (близ Руана) кимвры получили значительное подкрепление, и тогда было решено совершить неоднократно обсуждавшийся поход в Италию. Кимвры и тигурины решили проникнуть в Италию через знакомые им восточные альпийские перевалы, а тевтоны и амброны отправились через римскую Галлию к западным перевалам.

Это позволило Марию разбить противников по одиночке: тевтонов при Аквах Секстиевых (Нарбонская Галлия) в 102 году до н.э., а кимвров годом позже в битве при Верцеллах. Так бездомный кимврский народ вместе со своими союзниками исчез с лица земли, как написал об этом Т. Моммзен в своем труде История Рима т. 2. Стр. 136. Его военные победы, во многом, были следствием проведенной им военной реформы в римской армии, которая к 100 г. до н.э. превратила ее из гражданской (призыв граждан в случае опасности, или военного похода куда-то) в профессиональную армию. Этими победами Марий стяжал великую славу полководца. Шесть раз подряд он избирался консулом (с 105 по 100 до н.э.) и был провозглашен третьим основателем Рима.

В 103 г. до н.э. Марий взял к себе в союзники, для противодействию сенату, в котором заседали нобили (высшая аристократия Рима) плебейского народного трибуна Луцием Сатурнином. Так как сенат видел в самом Марии выскочку, как тогда говорили “Homo Novus” (новый человек). В Древнем Риме так называли человека, выходца из незнатного и малоизвестного рода или даже из плебса, который смог получить высшие магистратуры в провинции или даже самом Риме. Сатурнин помог Марию избраться консулом в третий раз на 102 г. до н.э. и всячески боролся с противниками Мария в среде нобилей и в Сенате. За это Марий помог Сатрнину второй стать народным трибуном в 101 г. до н.э.

Сам Марий, при активной помощи Сатурнины, подкупа и своих ветераном был избран консулом снова на 100 г. до н.э. Был проведен закон о выведении ветеранских солдатских колоний в Сицилию, Македонию и Галлию, так же были принят закон о продаже хлеба по сниженным ценам. Вскоре Марий был вынужден порвать свой союз с Сатурнином из-за радикальных взглядов последнего и в итоге Марий был принужден сенатом к военному подавлению выступления Сатурнина и его сторонников летом 100 г. до н.э.

Из-за подавления выступления Сатурнина, Марий потерял поддержку простого народа и так и не сблизился до конца с сенатом, в итоге почти все 90-ые гг. до н.э. до начала Союзнической войны (91-88 гг. до н.э.), Марий провел в тени, как частный человек. При этом неясно, в каком году, в это время он был избран в коллегию авгуров. Так же в конце своего консульства он совершил поездку на Восток, где познакомился с набиравшим силу Митридатом Эвпатром.

С началом Союзнической войны он воевал, как один из легатов действующего консула Рутилия Лупа на северном театре боевых действий. Вскоре из-за череды неудач и гибели других высокопоставленных офицеров, в том числе и самого Рутиллия Лупа, Марий, по приказу сената был назначен единоличным главнокомандующим римскими войсками на северном театре боевых действий. Здесь он смог несколько раз разбить марсов, а затем его полномочия не продлили, хотя он и оставался в должности, но вскоре, как утверждают источники, Марий сложил с себя полномочия по причине старости и болезни, ему было уже больше 65 лет. См. Плутарх. Гай Марий. 32. ( по изданию 1994 г.)

В конце Союзнической войны, на Востоке началось противостояние между Римом и Митридатом Евпатром за восточные провинции Рима. Эта война казалось легким делом, и сулила много богатства и славы. Многие политики начали борьбу за право назначения себя командующим римскими войсками на востоке для борьбы с Митридатом (Первая Митридатова война (89-85 гг. до н.э.), но активнее всех соперничали за эту должность Марий и Луций Корнеллий Сулла. Сулла в 88 г. до н.э. был избран одним из двух консулов на этот год. Марий желая получить заветный пост командующего, заключил союз с народным трибуном Публием Сульпицием.

Сульпиций составил ряд законов: о распределении новых граждан по всем трибам (только это дало бы им фактическую полноту гражданских прав), о возвращении изгнанников, осуждённых по закону Вария, и об исключении из сената тех нобилей, долги которых превышали две тысячи денариев. Но для их осуществления он заключил союз с Марием в обмен на поддержку того в назначении на должность командующего римскими войсками на востоке для борьбы с Митридатом.

Вскоре, начались столкновения на улицах Рима, но перевес был на стороне Сульпиция. Сулла уехал из Рима к войскам, но в его отсутствие Сульпиций провел в жизнь свои законы и закон в отношении Гая Мария, наделив его властью проконсула. В след за Суллой отправили военных трибунов вс требованием передачи командования над армией Марию, но войска, заранее подготовленные Суллой, который говорил им, что их распустят, а на их место наберут новых солдат с которыми Марий и двинется на Восток, избили посланников Мария и вместе с Суллой двинулись на Рим.

Вскоре, после битвы на улицах Рима, Сульпиций был убит, а Марий бежал из Рима, а занявший Рим Сулла при помощи народа и сената объявил Мария, Сульпиция и их сторонников врагами отечества. Так прошел 88 г. до н.э. Марий скитался беглецом, пока не обосновался на острове Керкина у африканского побережья, с частью своих сторонников. Подробно о скитаниях Мария в этот период описал Плутарх в своем труде “Сравнительные жизнеописания”. Гай Марий. 35-40. Т 3. По изданию 1994 г. Пока Марий был в изгнании, Сулла, уладив все дела, отправился в Грецию, а оттуда на Восток, для продолжения войны с Митридатом, в ранге проконсула, а в Риме были избраны на 87 г. до н.э. два новых консула.

Один из консулов Луций Корнелий Цинна попытался повторить закон Сульпиция, о распределении новых граждан по всем трибам, за что его изгнали из Рима и лишили консульства. Тогда Цинна заключил союз с Марием, собрал войска и двинулся на Рим. Марий командовал войсками входе похода на Рим и в итоге, после недолго сопротивления смог занять Рим.

После захвата Рима, как сообщают античные источники, в городе начался террор против противников Мария и Цинны. Многих современников поразил не сам факт террора, а убийство без суда и следствия многих политиков, бывших когда-то консулами и проконсулами.

Так же Марий объявил себя консулом и на 86 г. до н.э., таким образом, став уже семикратным обладателем этой должности, без одобрения народного собрания. Но вскоре из-за проблем со здоровьем и нервного перенапряжения последних нескольких месяцев Марий скончался в январе 86 г. до н.э.

Надпись на базе статуи, посвященной Гаю Марию. I в. н. э. Копия. Инв. № MCR 169. Рим, Музей Римской культуры.

Борьба с кимврами и тевтонами

Возвращаясь к преобразованиям Мария, следует отметить, что его военную реформу (или скорее целый комплекс связанных между собой изменений) нельзя отнести к одному какому-нибудь году. Важнейшую их часть, а именно зачисление в армию пролетариев, можно отнести к первому консульству Мария в 107 году до н.э., перед его отправкой в Африку. Остальные же реформы, речь о которых пойдет ниже, по всей видимости, проводились постепенно в ходе пяти консульств с 104 по 100 годы до н.э. “Едва ли вообще можно говорить о мероприятиях по реорганизации армии как о единой, планомерной военной реформе. Скорее всего это был комплекс продиктованных внутренней и внешней обстановкой мер социального, организационного и тактического характера”.6 Без сомнения, отступление от прежней системы наборов дало римской армии новые силы для развития и решения первостепенных внешнеполитических задач. Встреченная в штыки знатью реформа на деле доказала свою состоятельность, позволив римлянам победить Югурту и достойно встретить надвигающихся с севера кимвров и тевтонов.

“Еще до возвращения из Африки Марий на гребне славы был вторично избран консулом на 104 год до н.э. Несмотря на то, что было не принято избирать кандидата, если его нет в Риме и, если не прошел положенный срок (10 лет) со времени предыдущего консульства”.7 Марий был, как мы помним, консулом в 105 году до н.э. и, в момент выборов, находился в Африке. Однако это не помешало римлянам пойти против правил и вновь избрать его на высшую должность. По мнению Т. Моммзена, “он умышленно издевался над сословным духом знати, которая в своем отношении к Марию обнаружила всю свою тупость и недальновидность”.8 Всадник из Арпина перевернул все с ног на голову, его второе избрание на должность консула было совершено вопреки традициям, но страх римлян перед вновь надвигающейся угрозой оказался выше любых писаных и неписаных правил. “Народ прогнал всех, кто выступал против Мария, считая, что не впервые законом жертвуют ради общественной пользы и что теперь для этого есть не менее веская причина, чем в то время, когда вопреки закону был избран консулом Сципион: (он был слишком молод и не прошел все карьерные ступени на пути должности консула) ведь тогда не боялись гибели собственного города, а только хотели разрушить Карфаген”. (Plut. Mar., XII). От германцев римляне потерпели целый ряд поражений: в 113 году до н.э. в Норике, в 109 году до н.э. от аллобрагов, в 107 году до н.э. у Верхней Гаронны и в 105 году до н.э. у Аравзиона (Arausio), когда на более 80 тыс. римлян погибли или были захвачены в плен.

Назначенный главнокомандующим в войне Гай Марий вновь полностью оправдал возложенные на него надежды. Собрав войско, он прибыл в 104 году до н.э. в Заальпийскую Галлию, но германцы уже ушли за Пиринеи. Марий же придерживался строго оборонительной тактики, не выходя за пределы римских границ. Варвары тем временем потерпели ряд поражений в Испании и отхлынули на север, покорив все племена от Пиренеев до Сены. В области веллокасов (близ Руана) кимвры получили значительное подкрепление, и тогда было решено совершить неоднократно обсуждавшийся поход в Италию. Кимвры и тигурины решили проникнуть в Италию через знакомые им восточные альпийские перевалы, а тевтоны и амброны отправились через римскую Галлию к западным перевалам.

Это позволило Марию разбить противников по одиночке: тевтонов при Аквах Секстиевых (Нарбонская Галлия) в 102 году до н.э., а кимвров годом позже в битве при Верцеллах. Так бездомный кимврский народ вместе со своими союзниками исчез с лица земли.

Этими победами Марий стяжал великую славу полководца. Шесть раз подряд он избирался консулом (с 105 по 100 до н.э.) и был провозглашен третьим основателем Рима. Но эти события интересуют нас в первую очередь потому, что они тесно взаимосвязаны с реформами Мария, во многом обуславливая друг друга. Победы явились следствием реорганизации войск, а сама реорганизация во многом проводилась исходя из нужд приближающейся войны. Но в любом случае, к 100 году произошло окончательное преобразование римского войска из гражданского в кадровое.

Продолжение реформ

По всей видимости, преобразования в армии проводились Марием с 107 года по 100 год до н.э и не являлись заранее продуманной, планомерно проводящейся реформой. Изменения проводились без какой либо подготовительной агитации, и сенат, “не подозревавший о возможности такого оборота событий, был поставлен Марием перед свершившимся фактом допуска в армию неимущих”.

Саллюстий сообщает: “Он (Марий) произвел набор, не придерживаясь обычного порядка, не по классам, а зачисляя каждого желающего и, главным образом, из среды неимущих” (Sall. Bell. Jug., 86).

“Пополнение легионов военнообязанными с надлежащим имущественным цензом наталкивалось на трудности даже в нормальных условиях, так что чрезвычайные пополнения, которые оказались необходимыми после битвы при Араусионе (105 год до н.э.) фактически нельзя было провести при соблюдении существующих правил”.

Людские ресурсы римлян были истощены, и в чем-то сложившаяся на тот момент ситуация схожа с царским периодом, когда для решения внешнеполитических задач было необходимо найти новый источник для пополнения войска. Тогда этим источником стали плебеи в результате реформы, проведенной Сервием Туллием, вступившие в армию. Марий решил пойти по схожему пути, отменив существовавшие ранее ограничения, определяемого имущественным цензом.

Таким образом, теперь легионером мог стать любой свободный гражданин и “вербовка в войско безземельных бедняков стала главным источником пополнения легионов”. Допуск в армию неимущих повлек за собой некоторое улучшение материального положения солдат. Государство было вынуждено упорядочить вопрос о материальном обеспечении легионеров (обеспечить их оружием, необходимым снаряжением и прочим). Солдаты стали получать за службу в армии заранее оговоренное жалование и подарки от полководцев, стремившихся завоевать популярность, а после окончания срока службы солдаты надеялись на получение земельных участков.

Приступая к проведению реформ, Марий, естественно, не мог ограничиться лишь введением нового порядка набора войск. Вся военная система, сложившаяся около 150 лет назад во многом требовала изменений, будучи уже не в состоянии выполнять возлагаемые на нее задачи.

Тактические и организационные новшества

В системе комплектования войск до Мария важную роль играл имущественный ценз – “самые богатые служили в коннице, средние классы в тяжелой пехоте, а остальные в легкой”. “Каждый из этих разрядов занимал определенное, раз и навсегда установленное место в боевом строю, имел свой особый военный ранг и особые военные значки”. Марий отменяет все эти различия, упраздняя систему деления легионов на велитов, гастатов, принципов и триариев. Легион с этого момента набирался формировался из одинаково вооруженных и обученных воинов. Велиты были исключены из его состава и из них набирались отдельные отряды стрелков и пращников.

Гражданская конница так же перестает существовать как отдельный род войск. “На деле, конница, которую по закону надлежало набирать из самых зажиточных граждан, уже до Мария фактически перестала участвовать в походах. В войне с Югуртой эта конница является еще чем-то вроде почетной охраны при главнокомандующем и при иностранных принцах, а с тех пор этот вид войска совершенно исчезает”.20 Ее место занимает новая тяжеловооруженная фракийская и легковооруженная африканская конница, вербовка которой происходила еще до Мария. Вообще на службу в римской армии все активнее привлекаются жители провинций, из которых формируются вспомогательные конные и пешие отряды, называющиеся ауксилии (auxilia). Такие отряды, как правило, сохраняли привычные приемы боя и вооружение. Их использовали для завязывания боя, прикрытия флангов или преследования противника. Кроме того, набираются отряды балеарских пращников и критских лучников, а также лигурийская легкая пехота. Моммзен приводит пример, когда для борьбы против кимвров были завербованы войска даже из далекой от Рима Вифинии

Когортная тактика

Без сомнения, одним из важнейших тактических преобразований, проведенных Марием, стало коренное изменение структуры легиона. Для повышения боеспособности солдат, Марий упраздняет переставшее оправдывать себя деление легиона на 30 манипулов. Дело в том, что манипулы в силу своей малочисленности не могли действовать в качестве самостоятельных боевых единиц, что стесняло инициативу полководца.

Согласно новой системе построения легиона, число воинов в нем теперь составляло 6 000 человек (несмотря на то, что 1 200 велитов вышли из состава легиона), которые были разделены на 10 когорт, ставших новыми тактическими единицами. Каждая когорта состояла соответственно из 600 человек и делилась на 3 манипула по 200 человек в каждой. Глубина построения когорты составляла, как правило, 8-10 рядов.

В целом преимущества введенного Марием построения перед фалангой очевидны. На деле большая часть воинов, находящихся в фаланге, во время боя бездействовали. Кроме того, фаланга была очень чувствительна к атакам с тыла и во фланг.

Моммзен называет манипулы “домариевского” легиона тактическими единицами. Дельбрюк придерживается в этом вопросе иного мнения, считая, что прежние манипулы не могли являться тактическими единицами, так как были для этого слишком малы и не были самостоятельны по настоящему. Бывали случаи, когда одна или несколько манипул могли совершать нападение но, как правило, действовал весь эшелон.

Новая система позволила полководцу действовать шире, открывая новые возможности для тактических маневров. Теперь стало уделяться гораздо больше внимания обучению солдат, которые могли принимать любой строй и совершать любое движение. Полководец мог приказать выстроиться войску в одну, две, три или даже четыре линии; он мог усилить одну линию и ослабить другую, он мог выстроить их в ломанную линию и ставить когорты спиной друг к другу, образуя тем самым двойной фронт. В конце концов, он мог перемещать каждую когорту с одного места на другое.26

Все это давало огромные преимущества римскому войску перед обыкновенной фалангой. В начале римская фаланга была поделена на эшелоны (линии), а при Марии разбита на многочисленные небольшие тактические подразделения, которые могли то соединяться в прочное целое, то с необычайной гибкостью менять форму строя: делиться, поворачиваться в одну или другую сторону.

Естественно создание такой организации войска требовало от воинов железной дисциплины и выучки. Но римлянам удалось справиться с этими трудностями, и когортная тактика стала, по мнению Дельбрюка, высшей точной, которой достигла древняя пехота в развитии искусства боя. Теперь все зависело от только от полководческого таланта руководителя, у которого не было необходимости изобретать новые формы строя. Ему нужно было лишь развивать и применять уже установившиеся.

Использование когорт в бою было сопряжено с трудностями, связанными с тем, что войско должно представлять из себя единый отлаженный механизм, повинующийся воле управляющего им человека. Для их преодоления потребовались целые столетия и лишь одно государство из древнего мира действительно добилось этого и достигло за счет этого господства над всеми остальными.

Устройство римской армии после реформ Гая Мария

Военные значки

В ходе реформы Марием так же были упразднены военные значки прежних четырех частей легиона с изображением волка, быка с человеческой головой, коня и вепря. Вероятно это были знаки отличия отрядов конницы и трех подразделений тяжелой пехоты.

Марий заменил эти значки новыми знаменами когорт, а так же ввел единый значок (signum) для всего легиона, на котором был изображен серебряный орел.

Но по поводу изменения символов легиона и его частей не существует единого мнения. Например, Р.Канья считает, что когорты не имели своих собственных знамен, а серебряный орел был дан Марием только всему легиону и именно вокруг этого символа начинает развиваться корпоративный дух. С ним же связывается память о боевых заслугах и славе легиона.

Чувства такого рода не могли появиться в предшествующую эпоху, поскольку после каждой кампании легионеры распускались и возвращались к своим очагам. Теперь же многочисленные войны велись постоянно, что породило некоторую стабильность легионов.

Изменение формы присяги

Следующее, введенное Марием новшество состояло в изменении формы присяги. Прежде солдаты принимали присягу на имя консула, и так как консулу был во власти только один год, то и присяга давалась на год.

Теперь солдаты, поступая в ряды войска, приносили присягу на весь срок своей службы и не на имя консула, а на имя государства, т.е. senatus populusque Romanus. Таким образом, армия была признана и в теории постоянным учреждением.

Все эти изменения привели к тому, что теперь легионеры образовывали однородное войско, где место каждого определялось исключительно по усмотрению офицеров. Исчезли все различия в вооружении, а, следовательно, всех рекрутов теперь стали обучать одинаково.

Тренировки и обучение

Марий предъявлял очень высокие требования к боевой выучке солдат, война для которых стала профессией, что в корне отличало их от прежних крестьян-ополченцев. Публий Рутилий Руф, соратник Мария по Югуртинской войне и консул 105 года до н.э. составил новые правила военного обучения, в которых было много сходного с системой обучения будущих гладиаторов.

Усовершенствование пилума

Во время войны с кимврами Марий проводит изменение в устройстве римского пилума (pilum), метательного копья на толстом деревянном древке длинной в полтора-два метра. Согласно Плутарху, “раньше наконечник крепился к древку двумя железными шипами, а Марий, оставив один из них на прежнем месте, другой велел вынуть и вместо него вставить ломкий деревянный гвоздь. Благодаря этому копье, ударившись о вражеский щит, не оставалось прямым: деревянный гвоздь ломался, железный гнулся, искривившийся наконечник прочно застревал в щите, а древко волочилось по земле” (Plut. Mar., XXI).

Артиллерия

Артиллерия использовалась римским войском задолго до Мария, но и при нем каждый легион имел в распоряжении некоторое количество метательных машин, позволяющих усиливать его боевую мощь. Основными требованиями, которые всегда предъявлялись к полевой артиллерии, были: подвижность, маневренность и компактность, чтобы чрезмерно не отягощать армию на марше. “Артиллерия использовалась для ведения осад, для защиты полевых укреплений, а также непосредственно на поле боя для обстрела противника до начала рукопашной схватки”. Взяв за основу статьи “Устройство и классификация метательных машин” и “Артиллерия римской сухопутной армии”35, можно попытаться кратко охарактеризовать эти машины.

Баллиста, заимствованная римлянами у греков, представляла собой двухплечевую машину торсионного действия, которая метала круглые ядра по относительно настильной траектории. Судя по всему, баллиста была весьма популярна в период поздней республики, и ее можно признать основным артиллеристским орудием легиона.

Римская баллиста

Предельный калибр (понятие калибра здесь отличается от современного и в данном случае калибр определяется через массу метаемого снаряда) баллисты составлял около 40 килограммов, при дальности стрельбы 100 м. Баллисты подобной мощности были достаточно сложны в постройке, транспортировке и обслуживании. Поэтому требовалась новая машина, более неприхотливая и простая в эксплуатации, но при этом не менее мощная.

Новое конструкционное решение было найдено римлянами в III веке и получило название онагр (onager), что в переводе означает “осел”. Онагр явился технологическим шагом вперед, представляя собой метательную машину торсионного действия, предназначенная для навесной стрельбы камнями или горшками с зажигательной смесью. Фактически это был камнемет, конструкция которого была значительно легче, чем конструкция баллисты. С помощью онагра можно было метать снаряды, калибр которых был в два, а то и в три раза больше, чем у баллисты. Компоновочная схема онагра, состоящая из горизонтальной рамы и вертикального метательного рычага с пращой, была настолько удобной, что без значительных изменений существовала на протяжении всей античности.

Помимо технических усовершенствований в блестящих победах, одержанных Марием, не последнюю роль сыграли военная дисциплина и преданность солдат своему вождю.

“В походе Марий закалял войско, заставляя солдат много бегать, совершать длинные переходы, готовить пищу и нести на себе свою поклажу”. (Plut. Mar., VI) В течение всей Югуртинской войны Марий поддерживал дисциплину в войске, стараясь не прибегать к наказаниям, а обращаясь к совести солдат. Ночью он сам обходил расставленные посты, не столько из недоверия, сколько для того, чтобы солдаты охотнее переносили тяготы, которые разделяет с ними полководец. Многие объясняли это стремлением к популярности, другие тем, что суровая жизнь, к которой он привык с детства и все то, что ныне считается несчастьем, было для него удовольствием. (Sall. Bell. Jug., 100)

Онагр, производящий выстрел

Итоги реформ

Итогом реформ, проведенных Гаем Марием, стал полный переворот в римской военной организации, вызванный, по мнению Моммзена, чисто военными соображениями и продиктованный необходимостью. Но при этом практически все исследователи отмечают, что реформа отразилась на многих сферах жизни общества.

В организации легиона теперь исчезли все следы гражданских и аристократических подразделений, и между легионерами остались только солдатские различия. Теперь под римскими знаменами оказались, не только граждане, защищающие родину, но и люди, для которых военное дело стало основным занятием и которые желали извлечь из нее максимальную выгоду.

Началось формирование нового типа солдат, которые, проявляя доблесть на полях сражений считали себя в праве требовать от полководца часть добычи, а от государства – участок на завоеванное территории. Лагерь для них стал единственной родиной, война – единственной наукой, а полководец – единственным источником надежд.

Яркой иллюстрацией новых отношений между полководцем, воинами и государствам может служить случай, описанный Плутархом. Во время сражения при Верцеллах Марий противозаконно даровал гражданство тысяче камерийцев, особенно отличившихся в сражении. Когда же его призвали к ответу, он заявил, что в тот момент “Грохот оружия заглушал голос закона”

(Plut. Mar.,XXVIII). Реформа Мария дала толчок к становлению совершенно новой, неведомой доселе Риму социальной силы, которая постоянно возрастала. Крестьянское войско постепенно отходит от военных дел и его место заменяет новая армия, состоящая из людей, смотрящих на вещи

совершенно по-иному. Служба в легионах теперь стала делом призвания и профессии, утратив свое прежнее значение долга для каждого гражданина. В невозвратное прошлое ушло тождество понятий: римский народ и римская военная сила; наступили времена, когда эти термины стали не только различными по существу, но нередко противоположенными.

Такая армия в сравнительно короткий срок смогла превратиться не только в особую и самостоятельную силу в государстве, но и в силу над государством. Реформа, в следствие которой армия наполнилась неимущими солдатами, готовыми на всё, чтобы заработать свое жалованье и увеличить его военной добычей, расположенными следовать куда угодно за своим полководцем, который им платил, имела самые печальные последствия для Республики.

Содержание армии теперь ложилось на государство, которое должно было обеспечивать солдат экипировкой. По окончанию службы солдаты не могли вернуться к земле, потому что ее не имели, поэтому ветеранов следовало обеспечить землей, и эта новая забота легла на плечи полководца.

Рассматривая реформы с военной точки зрения, можно с уверенностью сказать, что в целом проведенные изменения имели положительный результат. Усложнилась организация легиона (легион – когорта - манипула), но выполнение тактических движений и управление легионом стало проще. Повышается значение и роль командующего состава при подготовке к бою и в ходе боя. Усилена была техническая оснащенность армии. Теперь стали широко использовать шанцевый инструмент, появились инженерные обозы, что однако не освобождало легионеров от обязательного багажа. Е.А. Разин выделяет так же некоторые отрицательные последствия реформ. Так, например, соединение манипул уменьшило свободу маневрирования легиона на пересеченной местности. Сократилась тактическая глубина боевого порядка легиона. Упразднение велитов (легкой пехоты) уменьшило возможность завязки боя и уклонения от него. Единственной формой боя теперь стала решительная и быстрая атака.

Схожие темы

Римская Республика, Луций Корнелий Сулла, Метательные Машины, Легион

Литература

Античная литература

1. Аппиан. Гражданские войны / Пер. с греческого под ред. С.А.Жебелева и О.О.Крюгера. Л.: ОГИЗ, 1935.

2. Ливий Тит. История Рима от основания города. М.: АСТ, 2005.

3. Плутарх. Сравнительные жизнеописания в 2-х томах. М.: “Правда”, 1987.

4. Полибий. Всеобщая история / Пер. с греческого Ф. Мищенко. М.: АСТ, 2004.

5. Саллюстий Гай Крисп. Сочинения / Пер. В.О. Горенштайна. М.: АСТ, 2005.

Современная Литература:

1. Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории / Пер. с нем. Л.Гринкруг. СПб.: Наука, 2001. Т. I. Античный мир

2. Игнатенко А.В. Изменение социального состава и политической роли римской армии в конце II – начале I веков до н.э. Автореферат

3. диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М.: 1954.

4. Канья Р. Легион. Исчерпывающая информация о всех аспектах устройства римской сухопутной армии (http://xlegio.ru/armies/legio/legio.htm)

5. Ковалев С.И. История Рима. 2-е изд. Л.: Изд-во ЛГУ, 1986.

6. Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. М.: 2000.

7. Кулаковский Ю.А. Римское государство и его армия в их взаимоотношении и историческом развитии. СПб.: Тип. главн. упр. Уделов, 1909.

8. Махлаюк А.В. Римские войны. Под знаком Марса. М.: Центрполиграф, 2003.

9. Моммзен Т. История Рима / Пер. с нем. Под ред. Ф.В.Кипарисова и Н.А. Машкина. СПб.: Наука, 2005. Т. II

10. Разин Е.А. Лекции по истории военного искусства. М.: Полигон, 1994.

11. Сергеев В.С. Очерки по истории Древнего Рима. М.: ОГИЗ, 1938.

12. Снежков И.М. Очерки по военной истории. Выпуск четвертый (Древний мир). М.: 1939.

13. Тянаве М.П. Военная организация римской республики (до реформы Мария). Тарту. 1974.

14. Утченко С.Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи. М.: Наука, 1969.

15. George W. Houston. “Устройство и классификация метательных машин”. (www.xlegio.ru\ktp01.htm).

16. Gary Brueggeman. “Артиллерия римской сухопутной армии”.