LEG X FRET
Make Roma Great Again

Филипп II

Филипп II (др.-греч. Φίλιππος Β'; 382—336 годы до н. э.) — македонский царь, правивший с 359 года до н. э. Филипп II вошёл в историю больше как отец Александра Великого, хотя осуществил наиболее трудную, первоначальную задачу укрепления Македонского государства и фактического объединения Греции в рамках Коринфского союза. В дальнейшем его сын воспользовался сильной, закалённой в боях армией, сформированной Филиппом, для создания своей необъятной империи.

Бюст Филиппа Второго Македонского

Восхождение к власти

Филипп II родился в 382 году до н. э. в городе Пелла, столице древней Македонии. Отцом его был царь Аминта III, мать Эвридика происходила из знатного рода Линкестидов, правивших долгое время независимо на северо-западе Македонии. После смерти Аминты III Македония медленно распадалась под натиском фракийских и иллирийских соседей, греки также не упускали случая прибрать к рукам слабеющее царство. Примерно в 368—365 годах до н. э. Филипп находился в заложниках в Фивах, где ознакомился с устройством общественной жизни Древней Греции, усвоил основы военной стратегии и приобщился к великим достижениям эллинской культуры. В 359 году до н. э. вторгшиеся иллирийцы захватили часть Македонии и разгромили македонское войско, убив царя Пердикку III, брата Филиппа, и ещё 4 тысячи македонян. Сын Пердикки III, Аминта IV, был возведён на трон, но в силу малолетства опекуном над ним стал Филипп. Начав править как опекун, Филипп вскоре завоевал доверие войска и, отодвинув наследника, стал в 23 года царём Македонии в трудный для страны момент.

Демонстрируя незаурядный дипломатический талант, Филипп быстро разобрался с врагами. Он подкупил фракийского царя и убедил его казнить Павсания, одного из претендентов на престол. Затем разгромил другого претендента, Аргея, пользовавшегося поддержкой Афин. Чтобы обезопасить себя от Афин, Филипп пообещал им Амфиполь, и, таким образом, избавил Македонию от внутренних смут. Укрепившись и усилившись, он вскоре овладел и Амфиполем, сумел установить контроль над золотыми рудниками и начать чеканку золотой монеты. Создав благодаря этим средствам крупную постоянную армию, основой которой стала знаменитая македонская фаланга, Филипп вместе с тем построил флот, одним из первых широко использует осадные и метательные машины, а также умело прибегает к подкупу (известно его выражение: «Осёл, нагруженный золотом, возьмёт любую крепость»). Это дало Филиппу тем большие преимущества, что соседями его с одной стороны были неорганизованные варварские племена, с другой, находящийся в глубоком кризисе греческий полисный мир, а также Персидская империя Ахеменидов, в то время уже разлагавшаяся.

Серебряная тетрадрахма Филиппа II из Археологического музея Салоник

Установление Македонской гегемонии

Филипп вошёл в Грецию не как завоеватель, но по приглашению самих греков, чтобы наказать жителей Амфиссы в центральной Греции за самовольный захват священных земель. Однако после разорения Амфисс царь не спешил удаляться из Греции. Он захватил ряд городов, откуда мог легко угрожать основным греческим государствам.

Благодаря энергичным усилиям Демосфена, давнего противника Филиппа, а теперь ещё и одного из руководителей Афин, образовалась антимакедонская коалиция между целым рядом городов; стараниями Демосфена к союзу был привлечён сильнейший из них — Фивы, до сих пор бывшие в союзе с Филиппом. Давняя вражда Афин и Фив уступила место чувству опасности от возросшего могущества Македонии. Соединённые силы этих государств пытались выдавить македонян из Греции, но безуспешно. В 338 году до н. э. произошло решающее сражение при Херонее, положившее конец блеску и величию древней Эллады.

Разгромленные греки бежали с поля боя. Беспокойство, едва не переросшее в панику, овладело Афинами. Чтобы пресечь стремления к бегству, народное собрание приняло постановление, согласно которому такого рода поступки считались государственной изменой и наказывались смертью. Жители принялись энергично укреплять стены города, накапливать продовольствие, всё мужское население призвано к военной службе, рабам обещана свобода. Однако Филипп не пошёл в Аттику, памятуя о неудачной осаде Византии и флоте Афин в 360 триер. Сурово распорядившись с Фивами, он предложил Афинам относительно мягкие условия мира. Вынужденный мир был принят, хотя о настроении афинян говорят слова оратора Ликурга про павших на херонейских полях: «Ведь когда они расстались с жизнью, была порабощена и Эллада, а вместе с их телами была погребена и свобода остальных эллинов»

Схожие темы

Древняя Греция, Коринфский конгресс

Литература